Сообщения пользователя Rus (3844 штук)

 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Следующая  Последняя

100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 22.06.2018 00:56
УФИМСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ
Здесь нам необходимо несколько оторваться от фронта для того, чтобы лучше понять
положение в России в сентябре 1918 года. Западная Россия от Пскова до Могилева и
вся Украина были в руках немцев, приближавшийся разгром которых на Западном
фронте можно было только угадывать, но не ощущать. На Западном фронте от Ипра –
Арраса до Суассона – Реймса – Вердена англо-французско-американские войска
начали наступление 8 августа 1918 года и до 10 сентября продвинулись максимум на
20 миль в глубину. Но это был максимум, достигнутый между Амьеном и
Сент-Квентином, тогда как продвижение у Вердена равнялось почти нулю, у Арраса –
10 милям, а фронт от Вердена до Швейцарии стоял неподвижным. Прорыв на
Македонском фронте начался только 15 сентября. На Итальянском фронте все было
спокойно. Даже в Турции в начале сентября Палестина и большая часть
Месопотамии оставались в руках турецкой армии. Никто еще не знал, что через два
месяца Германия сдастся на волю победителей.
Борьба с большевиками мыслилась как фаза борьбы с немцами, как выражение
верности союзникам, и потому, естественно, голос союзников был авторитетным и
часто – решающим.
Теперь о противобольшевицких фронтах. Поскольку Прибалтика была в руках
немцев и немцы признавали Брест-Литовский мир действительным, никакого
противобольшевицкого фронта там не было. Финляндия, находившаяся в то время
под влиянием немцев (которые несколько месяцев тому назад уничтожили финскую
красную армию), тоже не могла стать базой противобольшевицких войск. На севере
Архангельск был освобожден от большевиков всего несколько месяцев назад (2-го
августа 1918 года), и противобольшевицкий фронт там протянулся недалеко от города.
Правительство, организованное в Архангельске, имело под своим контролем всего
только около 200 тысяч русского населения и, конечно, не могло претендовать на
серьезную роль в разыгравшейся борьбе.
На юге была Добровольческая армия, но эта армия только 5-го августа захватила
Екатеринодар и 26-го – Новороссийск. Таким образом, эта армия была еще далеко от
центра, располагала небольшими силами и контролировала сравнительно небольшую
территорию, еще далеко не замиренную.
Совершенно иное положение было на востоке: от Волги и до Владивостока, на всей
этой огромной территории советская власть перестала существовать. Белые
правительства контролировали по крайней мере 25 или 30 миллионов населения.
Естественно, таким образом, было думать, что здесь создастся противобольшевицкий
центр. Задача состояла в том, чтобы объединить отдельные стихийно возникшие на
этой территории правительства, создать всероссийскую власть, единую армию и с
помощью союзников двинуться на Москву. Такова была – по крайней мере,
теоретически – цель Уфимского государственного совещания – цель благородная,
можно сказать, великая. Но в жизни все бывает гораздо сложнее, чем в теории.
Исторически, как отмечалось, на этой территории образовалось несколько
правительств. Но Уральское правительство в Екатеринбурге не имело армии, не
имело денег и хлеба для прокормления горнозаводских поселков и городов. Оно
существовало больше на бумаге. Правительства Оренбургских и Уральских казаков
были чисто местными правительствами и о большой политике не думали. Таким
образом, оставалось только две силы: Самарское правительство Комуча (Комитета
Учредительного собрания) и Сибирское правительство. Самарское правительство
состояло почти исключительно из социалистов-революционеров, которые полагали,
что первейшей задачей был созыв разогнанного большевиками Учредительного
собрания, большинство членов которого принадлежало к партии
социалистов-революционеров. Сибирское правительство при своем возникновении
состояло также из социалистов-революционеров. Но постепенно состав его менялся.
Вызвано это было рядом обстоятельств. Во-первых, основная сила, вызвавшая его к
жизни, состояла из офицерства и казаков, настроение которых было определенно не
социалистическим. Во-вторых, Сибирская областная дума, о которой нам придется
упомянуть еще не раз, не участвовала в работе правительства, так как находилась в
Томске, а не в центре, каким стал город Омск. В третьих, в то время как министры в
Омске говорили, дела делались "административным советом", оригинальным
учреждением, состоявшим, главным образом, из специалистов, которые по своим
политическим убеждениям были очень далеки от социализма. Настоящая власть
перешла, по существу, в руки этого административного совета, руководителями
которого были молодой министр финансов Михайлов, профессор Гельберг и бывший
чиновник переселенческого управления юрист Гинс.
Как раз перед самым Уфимским совещанием военный министр Сибирского
правительства Гришин-Алмазов был уволен. Это был энергичный и талантливый
молодой человек, в прошлом социалист-революционер – в течение нескольких
месяцев, когда было модно считаться социалистом-революционером – но на посту
военного министра Сибирского правительства в партии он уже не состоял.
Отношения его с чехами и союзниками были натянутые. На банкете в Челябинске,
взволнованный резким замечанием английского консула по адресу русских,
Гришин-Алмазов высказался не особенно лестно по адресу союзников, и в отместку
за это союзники потребовали увольнения его с поста министра. Гришин-Алмазов был
уволен, и его место занял генерал Иванов-Ринов, до того проявивший себя по
полицейской части, а теперь щеголявший генеральской формой и крайне правыми
взглядами.
Таким образом, аппарат Сибирского правительства, та часть его, которая вершила
делами, был не только не социалистическим, но и откровенно правым.
Правительство это находилось под влиянием военных и торговых кругов, а
социалисты в его глазах были ответственны за то, что случилось в 1917 году.
Большинство военных и торговопромышленников жаждали единоличной власти и
не хотели слышать об Учредительном собрании созыва 1917 года. Эта позиция с
точки зрения логики была довольно сильной.
Во-первых, сами социалисты-революционеры полагали, что ни большевики, ни
левые социалисты-революционеры не должны быть допущены во вновь созываемое
Учредительное собрание. Это значило, что почти 25%собрания состояло из
большевиков и, может быть, 10-15%– из левых эсеров (точно определить
невозможно, так как ко времени выборов полного раскола еще не было, и левые
социалисты-революционеры шли по списку партии социалистов-революционеров).
Таким образом, от 35%до 40%состава не могли принимать участия в его работах.
Собрание оказывалось урезанным и воли населения отражать не могло.
Во-вторых, многие члены Учредительного собрания уже погибли; многие вряд ли
смогли бы пробраться на свободную территорию. Таким образом, наличный состав
был бы до известной степени случайным.
В-третьих, и это самое важное, результаты выборов в Учредительное собрание
отразили настроение страны, каким оно было в ноябре 1917 года. С тех пор много
воды утекло, и выборы, имевшие место в нескольких освобожденных городах
(Самаре, Омске, Иркутске и других), показали, что социалистические партии
большинства населения за собой не имели, а если кое-где и имели, то это
большинство было крайне незначительным. Таковы были доводы против
Учредительного собрания. Но здесь необходимо отметить весьма сильный довод в
пользу старого созыва: новых всероссийских выборов произвести было невозможно,
как было и невозможно предсказать, когда станет возможным произвести таковые.
Единственным представительным учреждением, которое, несмотря на все его
недостатки, могло бы обладать авторитетом и которое было избрано всей страной,
было Учредительное собрание 1917 года. Почему не дать ему законодательствовать до
того времени, когда станут возможными новые выборы?
Вопрос сводился к тому, можно ли было вверить власть
социалистам-революционерам на это переходное время. Ответ на это был дан съездом
торговопромышленников в Уфе, открывшимся накануне Уфимского
государственного совещания. На этом съезде присутствовало 139 видных
представителей промышленности и торговли. Его председатель, князь А.А.
Кропоткин, под бурные аплодисменты участников заявил: "Лица, участвовавшие в
разрушении армии, в разрушении нашей родины, не могут быть у власти, они
должны быть устранены от нее! Теперь другие руки должны восстановить армию". А
в принятой резолюции съезда по этому вопросу прямо заявлялось: "Все военное и
гражданское управление должно быть объединено в лице верховного
главнокомандующего, обладающего полнотой власти". Другими словами,
торговопромышленники открыто высказались за установление военной диктатуры.
Такова была обст
опытом по части практического изучения недостатков "директориального"
устройства власти… Двухмесячный опыт Сибирского правительства показал, как
важно для устойчивой власти обладать точной регламентацией взаимоотношений
членов директории между собой, условий их выхода и замены, соотношения их с
министрами, порядка законодательства и т.д. Все это было рекомендовано сибирским
делегатам тщательно разработать, добившись с этой целью перерыва работ общего
собрания".
Если это правда, если действительно вопросы юридического и организационного
порядка играли столь исключительную роль в представлении Сибирского
правительства, то почему его юристы – Гинс, Талберг и другие – не поехали в Уфу?
Почему ясе в Уфу были посланы один практик-статистик (без всякого опыта
государственной или юридической работы, за исключением упомянутых двух
месяцев "редкого исторического опыта" в министерстве… снабжения), один
профессор-ботаник, прекрасно игравший на скрипке, и три генерала?
Нам кажется, что характер этих секретных инструкций объясняется не тем "редким
историческим опытом" и необходимостью точной регламентации и прочее и прочее,
как уверяет Г.К. Гинс, а совершенно другим обстоятельством. Командующим
чешскими частями на Казанском фронте был подполковник русской службы
Александр Петрович Степанов. В силу этого он являлся также и командующим всеми
силами в этом районе. Он знал, что после неудачи Свияжской операции (описанной в
5-й главе) положение Казани безнадежно, и уведомил об этом военных в Омске, к
которым он тяготел душой. Омское правительство Сибири поэтому ожидало, что
после падения Казани (а, возможно, и других городов) престиж Самарского
правительства быстро покатится вниз, и тогда Сибирское правительство сможет
диктовать свою волю Уфимскому совещанию. Казань и Симбирск еще не пали, а
потому и надо было затягивать совещание, и потому Вологодский и Гинс поехали не
в Уфу, а во Владивосток, и потому бывший статистик, секретарь Иркутского
географического общества Серебреников был послан в Уфу.
Между прочим, после падения Казани подполковник Степанов послал
ультимативное заявление Самарскому правительству, заявление, которое является
редким в анналах истории. Заявление это не было (да и не могло быть) согласовано с
чешским командованием, и вскоре Степанов перешел на службу к Сибирскому
правительству.
По свидетельству самого Степанова, немедленно по оставлении Казани в деревне
Караульная Гора, около Нурлата, ввиду беспокойного состояния войск, он созвал
собрание (митинг?!) офицеров, на котором и было выработано это заявление
Самарскому правительству. Председательствовал на этом собрании начальник штаба
Степанова, генерал-лейтенант Юрий Дмитриевич Романовский. В заявлении этом
авторы его указывали, что неудачи временных правительств 1917 года вызывались
тем, что русский народ не понимает абстрактных западных идей, что для огромного
большинства русских людей власть представляется твердой, единоличной. Указывая,
что Учредительное собрание не правомочно быть властью, авторы утверждают, что
падение Казани нанесло "сокрушительный удар" авторитету власти Комуча, что
продолжение у власти Комуча приведет к новым катастрофа, что Комуч не может
осуществить великие национальные задачи восстановления государства, что власть
теперь должна быть сосредоточена в руках одного военного лица, которое имело бы
полноту гражданской и военной власти, и это лицо должно повести страну к
монархии, так как только монархия создаст порыв и энтузиазм в населении. Те же,
кто скомпрометировали себя в глазах общества во время революции (то есть
социалисты-революционеры), должны уйти от власти.
Раньше мы привели взгляды торговопромышленников. "Манифест" Степанова
отражает взгляды значительной группы военных. Вполне возможно, что Степанов и
его единомышленники попробовали бы даже "воздействовать" на Самарское
правительство. Но они не встретили сочувствия у полковника Каппеля; силы,
которыми он тогда командовал, не считая чехов, были самыми значительными на
этой территории.
Здесь следует отметить еще раз, что Каппель по своим политическим убеждениям
был монархистом. Но он считал, что военные не должны вмешиваться в политику,
что они должны быть лояльны власти, поскольку власть эта не большевицкая, и свое
обещание лояльности, данное им Самарскому правительству в июне 1918 года, он
выполнил до конца, и ни в каких противоправительственных интригах и заговорах
он участия не принимал, хотя в случае надобности он не стеснялся говорить в лицо
членам Самарского правительства горькую правду.
Теперь мы можем вернуться к Уфимскому совещанию. На этом совещании были
представлены правительства, политические партии и группировки. Число этих
представителей было около 200. Несомненно, что большинство шло за
социалистами-революционерами, то есть за Самарским правительством. Но по
соглашению сторон все решения должны были приниматься единогласно, поэтому
большинство роли играть не могло, за исключением создания известной атмосферы.
Представители Сибирского правительства чувствовали, что условие единогласия дает
им все козыри в руки: ведь престиж Самарского правительства должен был катиться
быстро вниз.
Представитель Сибири Серебреников был избран товарищем председателя
(председателем был Авксентьев, бывший социалист-революционер, в данный
момент представлявший группу "Единство"; в 1917 году он был министром
внутренних дел). Главная работа происходила не на пленарных заседаниях
конференции, а в ее комиссиях, из которых главной была "комиссия по организации
всероссийской власти". Заседания этой комиссии часто прерывались, так как
группировки уходили, шли на свои совещания или для взаимного торга. Борьба
продолжалась 11 дней. Обе стороны соглашались, что новое правительство должно
быть директорией, то есть состоять из сравнительно небольшого числа лиц (чаще
всего называлась цифра 5) для того, чтобы отразить в ней, до некоторой степени,
характер основных политических сил. Эта директория должна была организовать
министерства, подчиненные ей. Но основной вопрос был не в этом (и не в
юридических формулах, о которых упоминал Г.К. Гинс в своей книге – о них никто
не заботился).
Основной вопрос заключался, во-первых, в том, должна ли сама директория быть
ответственной перед кем-либо, и, во вторых, кто должен войти в состав директории.
Относительно первого вопроса для социалистов-революционеров и тех, кто им
сочувствовал (представители правительств Киргизии, Башкирии, Татарии, даже
представители далекой от Уфы Эстонии), сомнений не было: директория должна
была быть ответственной перед Учредительным собранием, избранным в ноябре 1917
года, но без большевиков и левых социалистов-революционеров. Сибирская
делегация была категорически против этого и не шла ни на какие уступки в этом
вопросе. Положение было весьма напряженным. Тогда вмешались союзники.
Помимо русских делегатов на совещании присутствовали американский вице-консул
Памер и представители чехословацкого войска.
Председатель Авксентьев в частном порядке умолял Памера и чехов помочь
разрешению положения. Памер посылал в Иркутск генеральному консулу США
Харрису одну телеграмму за другой, прося уполномочить его сделать заявление от
имени Соединенных Штатов, что правительство США и союзники не признают
Сибирского правительства и требуют соглашения. Харрис готов был поддержать
Памера в этом отношении, но считал невозможным дать письменное подтверждение
такого заявления. Между тем, представители Омска, не удовольствовавшись устным
заявлением Памера, требовали "бумажки", которой Памер не имел. Они заявили
также, что японское правительство высказало готовность признать Сибирское
правительство. Но здесь Памер был на более прочной почве, указав, что союзники
договорились не предпринимать отдельных шагов. Трудно сказать, смог ли бы
американский вице-консул сдвинуть сибирских представителей с их позиции, если
бы ему на помощь не пришли чехи. Они были чрезвычайно заинтересованы в
образовании Всероссийского правительства, потому что их полкам приходилось
отбивать удары советских войск, и для них была очевидна необходимость быстрой и
осязательной помощи. Уже 12-го сентября Павлу, член Чехословацкого совета,
заявил: "Мы, равно как и вы, чувствуем тяжесть момента, когда нам всем были
даны уже два предостережения. Первое – прорыв севернее Уфы, в действительности
не ликвидированный, и второе – падение Казани. Господа, мы все должны
объединиться для того, чтобы не ожидать третьего предостережения. Чехов
интересуют не столько детали организации будущей власти, сколько самый факт
создания этой власти". Это было сказано на открытом заседании, а на закрытом
заседании чехи высказались еще более определенно: или будет достигнуто
соглашение, или чехи покинут фронт. А надо сказать, что их уход повлек бы за собой
полнейший развал Уральского фронта и открыл бы дорогу для красной армии в
Сибирь. В результате обе стороны пошли на уступки, но если мы внимательно
рассмотрим соглашение, то увидим, что представители Сибири оказались
победителями не только потому, что Казань и Симбирск пали и Сызрань была под
угрозой, но и потому, что партия социалистов-революционеров никогда не была
"монолитной". Даже после ухода из ее рядов в ноябре 1917 года левых
социалистов-революционеров партия раздиралась внутренними противоречиями;
левое крыло, возглавляемое Вольским, стояло за "народовластие" и Учредительное
собрание во что бы то ни стало; центр (Гендельсон, Зензинов и другие) готов был на
компромиссы. Правое крыло – Авксентьев, Брешко-Брешковская, Аргунов и другие –
добивались соглашения с правыми партиями и группировками любой ценой. Этот
факт является очень важным в оценке общего положения, потому что
несоциалистические правые группировки изображали дело так, что партия
социалистов революционеров – единая партия, и каждый, кто является ее членом,
выполняет или готов выполнять директивы этой партии. Между тем как на самом
деле внутри этой партии шла грызня, нелады, разногласия и часто открытые распри.
Вот почему, несмотря на американскую и чешскую поддержку, самарцы уступили
сибирякам по всем важным вопросам.
Окончательное соглашение о власти, достигнутое в комиссии и одобренное общим
собранием (пленумом) 18 сентября, состояло в следующем.
Верховная власть передается директории из пяти членов. Эта власть является
безответственной до 1 января 1919 года, когда откроется Учредительное собрание. Но
это собрание могло открыться только при наличии минимума из 251 члена. Если к
этому времени кворум не соберется, то собрание откроется 1 февраля 1919 года при
наличии одной трети членов, то есть 170 человек. Полное число членов превышало
600 человек, но большевики и левые эсеры в счет не шли, так что общее число
членов определялось в 500 человек. К концу сентября 1918 года число членов
Учредительного собрания на территории всех правительств востока еле-еле достигало
ста, и это несмотря на все усилия "переправить" их из Центральной России на восток.
Надеяться на то, что к 1-му февраля 1919 года удастся довести число их до 170 или,
тем более, до 250, не было никакого основания. Переход линии фронта стал гораздо
более трудным; многие члены собрания были арестованы или даже расстреляны;
другие отошли от политики по разным причинам. Ввиду этого, упоминание созыва
Учредительного собрания было ни чем иным как фиговым листком, прикрывающим
поражение социалистов-революционеров. Они сделались до того "ручными", что
сами не пустили Виктора Чернова на Уфимское совещание. Виктор Чернов,
председатель Учредительного собрания, перебрался из Советской России на
территорию Самарского правительства как раз перед открытием совещания, и
Самарское правительство умоляло его не ехать в Уфу и не ухудшать шансы
соглашения.

Теперь начались переговоры о личном составе директории. При продолжительном
торге выяснилось безлюдье на востоке, где было чрезвычайно мало известных всей
России людей, которые имели бы престиж, необходимый для укрепления власти.
Чернов был совершенно неприемлем для правых, Савинков был неприемлем для
левых и подозрителен для правых. Деникин был неприемлем для левых, да и нельзя
было рассчитывать на его прибытие. В конце концов, остановились на следующих
пяти лицах: Н.Д. Авксентьев, Н.И. Астров, В.Г. Болдырев, П.В. Вологодский и Н.В.
Чайковский. Любопытно, что, за исключением Вологодского, все эти члены
директории были намечены Союзом Возрождения в Москве и за несколько месяцев
до Уфимского совещания. Добавление Вологодского было данью Сибирскому
правительству. Авксентьев на совещании был не как социалист-революционер (он
даже отказался ехать в Самару), а как член группы "Единство", то есть объединения
правых социалистов и не социалистов. Астров, бывший городской голова Москвы, не
был на востоке и, как оказалось впоследствии, высказался против созыва старого
Учредительного собрания и за диктатуру. Он нашел путь на юг, к более родственной
ему по духу Добровольческой армии. Болдырев был генерал царской армии, особой
левизной никогда не страдавший. Вологодский когда-то сочувствовал туманно
социализму, а во время революции даже прослезился не раз, когда говорил о далеком
будущем социалистической России, но это молодое увлечение быстро исчезло. В
прошлом он был прокурором, потом присяжным поверенным и в 1917 году –
председателем войскового суда Сибирского казачьего войска, так что левизной не
страдал. Чайковский был известным народным социалистом и кооператором и
революционностью не отличался. Достаточно сказать, что он стал председателем
Архангельского правительства у англичан. Ему было 68 лет. Но на востоке его тогда
не было. Из этого перечисления можно видеть, что созданная директория была
весьма умеренной по своим политическим воззрениям. Но так как трех членов ее в
данный момент не было (Астрова, Чайковского, Вологодского), то поднялся вопрос о
заместителях. С заместителем Вологодского вопрос разрешался просто. Томский
профессор Сапожников должен был представлять его, и кандидатура эта не вызывала
возражений ни с чьей стороны: это было дело сибиряков. Заместителем Астрова
сибиряки предложили кадета Востротина, но его кандидатура встретила возражения:
говорили, что он работает с японцами. В конце концов, сошлись на кадете В.А.
Виноградове. По вопросу о заместителе Чайковского произошло целое сражение.
Самарцы выдвинули Зензинова, человека порядочного, по своим убеждениям
занимавшего среднюю позицию в партии. Но сибирские представители и слышать о
нем не хотели, потому что он был социалист-революционер и в 1917 году –
неизменный спутник Керенского. Насколько "сибиряки" были против Зензинова,
настолько "самарцы" были за него: они не считали Авксентьева своим
представителем (да и он не считал себя их представителем) и потому считали, что
они, как самая многочисленная партия, имеют право иметь хотя бы одного
представителя в директории 17.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 22.06.2018 00:33
Автор: Кошка Шредингера -----------------
да что там обсуждать если царь оказался не в состоянии навести порядок в своей империи и вообще практически насильно был коронован... слабаки у власти никогда до добра не доводили

Николай2 - это беда.
несмотря на все свои благие намерения и успехи в промышленности, сельхозе и социалке, умудрился просохатить разложение элиты и настроить её против себя настолько, что ни одна падла в час Х не подала голос в его защиту.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 22.06.2018 00:25
Автор: KAW .

2. Ссылки на 1908 год - конкретное фуфло. Чисто для Вас - сорри, но по иному их назвать невозможно. Объясняю почему. Дата эта взята из весьма тенденциозной статьи "независимого историка" Бразоля "Царствование императора Николая II в цифрах и фактах", в которой Бразоль указывает год, с которого первоначальное обучение сделалось обязательным, но не указывает конкретного законодательного акта, который установил такое положение. А этим актом является закон от 3 мая 1908 года "Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования" в котором и слова нет о введении на территории России всеобщего обязательного начального образования. Более того, несмотря на одобрение царем, он не вышел из разряда законопроектов и после 4-летнего рассматривания различными инстанциями, в июне 1912 года был отклонён Госсоветом.

Вы слишком категоричны.
ситуация с образованием в РИ была такова, что отклонение Госсоветом принятого Гос.думой законопроекта "о всеобщем начальном образовании" ничего не изменило.
декларативный переход на всеобщее начальное образование ни к чему не привёл бы, т.к. не хватало ни школ, ни учителей.
госдума предлагала сделать это постепенно (10лет), ежегодно увеличивая финансирование, открывая новые школы и пополняя штат.
несмотря на отклоненный госсоветом законопроект, школы открывались, учителя выпускались...
получается, что формально всеобщего начального образования не было, фактически каждая новая школа неумолимо его приближала.
плюс общественный резонанс... уже в 1913 году на Всероссийском съезде по вопросам народного образования обсуждался "план по переходу ко всеобщему нач. обр-ю".


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 21.06.2018 00:30
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
т.е. Вы поняли, что лоханулись с термином "общая собственность"?

детсад крепчал

тогда про "общие самолёты" поподробнее.

что-то непонятно ?
они кому принадлежали ?
цк кпсс ?

вот я и говорю, судя по суете и количеству вопросов, - поняли, что лоханулись.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 21.06.2018 00:19
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus

пенсии должна платить любая законная власть.

тьфу
крестьянство составлявшее процентов 80 населения- из вашей же ссыли никуя не получало

оно и при советах ничего не получало, по-моему до Хруща.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 21.06.2018 00:18
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
т.е. Вы поняли, что лоханулись с термином "общая собственность"?

детсад крепчал

тогда про "общие самолёты" поподробнее.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 21.06.2018 00:07 Изменено: 21.06.2018 00:08
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
С Ломоносовым - сильный аргумент... особенно, когда обсуждается период начала 20 века.

ржака
а с пенсиями в 17-м,самоё оно

а что смешного...
как пример управления государством кухарками - самое то.

типа,кухарка в ноябре 17 пришла- и сразу должна ввести и платить пенсии
как пример шлепания демоштампов- угу,самое то.

пенсии должна платить любая законная власть.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 21.06.2018 00:01
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus

пенсии по старости не платили с 1917 до 1928 г.

пец
а при царе платили с 45-ти и тыщу лет
какое падение


К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет ("за долговременую беспорочную службу") имели все "бюджетники", т.е.:
--- чиновники всех ведомств всех классов, а также канцеляристы,
--- офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.:
--- учителя (в том числе народные, начальных класов), Законоучителя и служащие Духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений,
--- ученые и инженеры на всех казеных заводах, всех ведомств и организаций,
--- врачи и фельшеры (в т.ч. ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казеных больниц и заведений,
--- рабочие казеных заводов (с 1913 года) и казеных железных дорог:

У обычных граждан РИ пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» (либо пенсия по болезни инвалидности ; в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий).
Второе слагаемое ; эмеритура, т.;е. сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и т.;д.) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно ; при условии, что данный человек в свое время отчислял в эту кассу взносы на протяжении 10 лет. Причем размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!
И третье ; пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был весьма велик и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами.

Возвращаясь к пенсиям по старости, - единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100;% своей зарплаты (тогда говорили: «получить полный оклад»), следовало проработать 35 лет (речь, разумеется, об общем стаже; советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена еще не было известно), причем стаж 34,5 года также засчитывался как 35;летний. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада». К ним приравнивались и те, чья выслуга составляла 24,5 года.

Пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2;/;3 оклада, а от 10 до 20 лет ; треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, то «полный оклад» полагался уже после 20 лет работы, 2;/;3 его ; при выслуге не менее 10 лет, а треть ; при наличии трудового стажа хотя бы пять лет.

Однако, помимо трудового стажа требовалось наличие еще одного принципиального условия: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обеспечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия и лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступления. В число последних включали и представителей политической оппозиции ; от народовольцев до большевиков. И действительно, зачем идейным борцам с «царским режимом» находиться на его же содержании? Так что ни Ленину, ни Сталину, ни прочим их соратникам, осужденным по многочисленным уголовным статьям, государственная пенсия однозначно не светила. Терять им действительно было нечего…
http://politforums.net/historypages/1424021659.html
.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:48
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
С Ломоносовым - сильный аргумент... особенно, когда обсуждается период начала 20 века.

ржака
а с пенсиями в 17-м,самоё оно

а что смешного...
как пример управления государством кухарками - самое то.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:45
Автор: KAW .
Автор: Rus
ленинские "кухарки" это подтвердили.

Хм, вообще-то ленинские "кухарки" понимали, что если они не будут "греметь горшками на кухне", то будут стучать кайлом на Колыме. И потому работали не в пример нынешним деэффективным менеджерам

страх мозгофф не добавляет... и косячили кухарки пуще наших менеджеров.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:37 Изменено: 20.06.2018 23:37
Автор: Шило (Про100й)
Автор: Rus
жильё, медицину, образование... при царе это тоже можно было получить бесплатно... но без лозунгов.

ЧеЖ не получили?

почему не получили?

про медицину http://tsargrad.tv/articles/reforma-zdravoohranenija-imperatora-nikolaja-ii_68168

17 марта 1912 года на особом Журнале Совета министров по вопросу об учреждении Междуведомственной комиссии для пересмотра врачебно-санитарного законодательства Император Николай II написал: «Согласен. Дело это вести ускоренным ходом». Такая комиссия была создана во главе с председателем Медицинского совета МВД, почётным лейб-хирургом академиком Г.Е. Рейном.

Весной 1912 года комиссия представила свой проект преобразования центрального и местных органов управления врачебно-санитарным делом в Империи, которую Государь утвердил, отметив: «Внести в Совет министров. Продолжать вести дело ускоренным ходом».

Николай II поддержал внедрение в Российской Империи территориальной системы врачебных участков, которой не было нигде в мире. Эту систему потом заимствовали большевики и, как у них было принято, выдали за свое изобретение. В ходе реформы здравоохранения в Российской Империи сложилась трехзвенная структура медицинской помощи населению: врачебный участок, уездная больница, губернская больница. Лечение в этих медицинских учреждениях было бесплатным.

Особенно успешно продвигались борьба и профилактика острых инфекционных заболеваний. Если в период с 1891 по 1895 год в России от острых инфекционных заболеваний в среднем умерло 587 тыс. человек, то за период с 1911 по 1914 г. - 372 тыс. человек, следовательно, смертность от этих болезней сократилась в 2,5 раза.

Быстрыми темпами развивалось открытие новых больниц и медицинских учреждений. В 1914 году в Империи насчитывалось 22 772 врача, 28 500 фельдшеров, 14 194 акушерки, 4 113 зубных врачей, 3 125 дантистов. Сеть аптек в 1913 году была представлена 5 011 аптеками, 13 357 фармацевтами. В 1913 году в 17 медицинских вузах училось 8 600 студентов.

В 1901 году в России медицинскую помощь получили 49 млн человек, через три года, в 1904-м, - 57 млн, еще через три года, в 1907-м, - 69 млн, в 1910-м - 86 млн и в 1913-м - 98 млн.

Всё это вместе взятое привело к значительному понижению общей смертности. Если в 1906-1911 годах число смертей на тысячу жителей достигало 29,4, то в 1911-м 26, а в 1912-м - 25 на тысячу жителей.

про образование http://liveinternet.ru/users/3946981/post274087820

В начале 1913 г. общий бюджет Министерства народного просвещения в России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом!

В 1914 году было 50000 земских школ с 80000 учителями и 3000000 учеников в них. В 1914 году земствами было создано 12627 публичных библиотек.*
*Источник: Vernadsky G. 1944. A historyofRussia. NewHomeLibrary. NewYork. P. 205.

Первоначальное обучение было бесплатное, «по закону», с самого начала правления Николая, - а с 1908 г. начальное образование сделалось «обязательным».
С 1908 года ежегодно открывалось около 10000 школ. В 1913 г. число их превысило 130000.
На 1918 год в Российской Империи планировалось ввести обязательное бесплатное среднее образование.

Итак, в 1916 году уже 80% призывников были грамотными. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать, и научились они грамоте до революции, а не в годы гражданской войны.

про "жизнь рабочих" http://topwar.ru/17779-kak-zhil-russkiy-rabochiy-do-revolyucii.html
.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:22
Автор: Кошка Шредингера -----------------
Автор: Rus
жильё, медицину, образование... при царе это тоже можно было получить бесплатно... но без лозунгов.


онегдот... это где это при царе крестьянам жилье давали?? если только во глубине сибирских руд

про образование тоже интересно.. не напомните , Михайло Ломоносову зачем врать пришлось при поступлении в академии?? про медицину молчу вапще...

ну, жильё для крестьян было неактуально и при царе, и при советах.
они сами о себе заботились.
С Ломоносовым - сильный аргумент... особенно, когда обсуждается период начала 20 века.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:17
Автор: Юхансон Юхан
вдогон
с "кухарками" таки стали страной №2 по экономике,в т.ч.
не напомните щас какой номер в экономике ?

нормальный у нас номер... не дутый, а реальный.
экономика "кухарок" свелась к тому, что люди были готовы работать за еду.
одним из первых декретов запретили операции с недвижимостью.
пенсии по старости не платили с 1917 до 1928 г.
верх "кухарской" экономической мысли - создание колхозов...
там же и гениальностью блеснули - ввели трудодни... и работают, и не дохнут, и платить не надо... Адамы Смиты отдыхают и стыдливо жгут свои книжки.


100 лет назад.

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 23:02
Автор: Юхансон Юхан
Автор: Rus
общая - значит ничья. детсад - верить в это наебалово.

психология куркуля
имеет место быть,да
общие самолеты тож растаскивали с отряда ?
Автор: Rus
министром - нет. и это правильно.
ленинские "кухарки" это подтвердили.

ну вот щас- не кухарки
итог видим прям по пенсиям
а ежели щас омерикосы зарубят СП-2- ваще повеселимся

т.е. Вы поняли, что лоханулись с термином "общая собственность"?
щас "не кухарки" разгребают наследство кухарок.
по пенсиям в том числе... платить пенсии из бюджета много ума не надо, главное, что все довольны и на лозунге можно написать, что в СССР самый низкий возраст выхода на пенсию. о перспективах не задумывались. а счас она (перспектива) нагрянула, когда пенсионеров стало больше, чем работающих (утрирую конечно)
"повеселиться" без СП2 не удастся... "сила Сибири" на подходе.


на злобу дня...

Автор Сообщение
Rus
Сообщений: 3844
Регистрация: 09.06.2012
Добавлено: 20.06.2018 22:49
Автор: FLYER
Автор: Rus
Автор: FLYER
Автор: Rus
Автор: FLYER
Не отвлекайтесь, дятлы, сосите!

опять хамишь?


Женя, а у тебя к чему претензии - к контенту или к форме его подачи?

Серёжа, будешь хамить людям, - выпилю, тогда и разберёшься и с контентом и с формой.



Женя, а срущие здесь саил и кошка не оскорбляют твоих этических чувств?
Или ты настолько небрезглив?

раз уж ты спросил... я брезгую общаться с такими, как ты.
посему отъебись, не хами, или нах.


 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Следующая  Последняя

Сообщить об ошибке
Поддержка сайта - Яркие решения